Стану ли я здоровым?


У тебя будет возникать множество вопросов, которые ты, надо надеяться, уже все задал и получил ответы на них от кого-нибудь из окружающих тебя людей. Есть вопросы, которые задают себе все подростки со злокачественными опухолевыми заболеваниями. На некоторые они не находят ответа, вместо этого они замечают, что взрослые испытывают страх перед их вопросами. Поэтому многие вопросы они вообще не будут задавать.

Вопрос, который у тебя, появится, когда ты прочитаешь эту книгу до конца, я сейчас сама задам: "Стану ли я здоровым?" Прежде я все время указывала, что многие дети и подростки со злокачественными опухолями могут стать здоровыми.

Но на твой вопрос: "Стану ли я здоровым'" я хочу попробовать вместе с твоими лечащими врачами дать тебе честный ответ. Я должна тебе сказать, что я этого не знаю. В конце концов, никто не знает, почему он заболевает, кто заболевает и будет ли он вылечен. У каждого из нас есть своя, собственная жизнь и своя судьба, которую мы не знаем и не можем предсказать. Бывает очень тяжело перенести саму болезнь, ее ухудшение или возобновление. Важным является то, что мы должны и можем помогать друг другу вместе переносить непереносимое. Я не могу дать тебе точного ответа на твой вопрос, но могу открыть тебе один важный секрет, который, что самое удивительное, очень часто помогает не меньше, чем хорошее лекарство. Нужно верить в свое излечение и стремиться к нему изо всех сил, нужно твердо поставить для себя задачу выздороветь во что бы то ни стало и преодолеть на этом пути все сложности лечения. Ничто не должно сломить твоего стремления к выздоровлению: ни побочные действия цитостатиков, ни возможная ампутация, ни одиночество. Последнее бывает особенно обременительным даже для здорового человека. Чувствовать себя оставленным в одиночестве во время болезни - это невыносимо. Нам нельзя из страха друг перед другом отгораживаться - ни здоровым от больных, ни больным от здоровых. Это возможно только в том случае, если мы обо всем будем честно разговаривать друг с другом и не будем пугаться правды.

Ты будешь задавать другие вопросы, прежде всего, если ты чуть постарше - и сначала такой: "Почему я должен страдать этой болезнью, почему вообще я должен страдать?" На этот вопрос, собственно говоря, нельзя дать ответ. Мы должны принимать это как факт, что к жизни принадлежат страдания и смерть. Нам не дано знать, кто в какой момент времени будет застигнут ими.

Следующий вопрос: "Имеет ли моя жизнь, моя жизнь с раковым заболеванием вообще какой-нибудь смысл, имеет ли она ценность? Какой смысл вообще имеет жизнь?" Ты удивишься, если узнаешь, что здоровые взрослые, как видно, не имеют проблем с этим вопросом. Правда, однако, заключается в том, что и они часто только в какой-нибудь особой ситуации своей жизни начинают заниматься этим вопросом, возможно, при смерти близкого родственника или в ходе тяжелой болезни. Имеет ли болезнь, имеет ли жизнь при болезни еще какой-нибудь смысл, другую цель, как только стать здоровым? Как тогда быть с теми, кто, может быть, никогда не выздоровеет? Неужели их жизнь не имеет смысла, неужели она бессмысленна? У философа Виктора Франкпя можно найти такой ответ, который немного помогает в такой ситуации. Он пишет: "Я ни на мгновение не терял убеждения, что жизнь при всех условиях имеет смысл. Я рассуждал так: или она имеет смысл - тогда она должна сохранять его, даже если длится совсем мало. Или же она не имеет смысла - тогда она не может  быть осмысленной, даже будучи очень долгой". Для всех людей раньше или позже жизнь связана с несчастьем, страданием или несвободой и для каждого оканчивается смертью. Если бы жизнь имела только один смысл - быть прожитой в комфортном довольстве и совершенном счастье, тогда не было бы никого, для кого жизнь была бы осмысленной. Так что это на может быть смыслом жизни. В большей степени это зависит от того, умеет ли человек справляться с горем и несчастьем и, несмотря ни на что, получать положительные заряды. Положительные заряды редко заключаются в гениальных достижениях и крупных событиях. Они могут в большей степени состоять из мелочей и отдельных моментов, может быть, моментов внутренней уравновешенности или радости красоте природы, может быть, из дружбы или взаимного понимания без больших слов. Часто мы распознаем это только тогда, когда под воздействием внешних обстоятельств начинаем размышлять над этим.

Твоя свобода ограничена болезнью, она, возможно, останется ограниченной, если ты длительное время будешь зависеть от посторонней помощи. Но не является действительной свободой возможность жить независимо от помощи других людей. Действительная свобода состоит в том, чтобы даже находясь в условиях зависимости, придать собственной жизни независимый от внешних условий смысл.

Эта внутренняя уравновешенность будет тебе удаваться не каждый день. Временами ты не будешь находить согласия с самим собой и своей судьбой.

Тебе, может быть, следует сознательно привыкнуть планировать и проходить свой путь маленькими шажками от одного дня к другому. Сколько будет на этом пути прекрасных дней и сколько серых, ты не знаешь. Но каждый прекрасный день - это настоящий подарок, которому можно радоваться.

То, что ты можешь это в твоей ситуации, принужденный болезнью, намного раньше понять и пережить, чем другой, который не думает об этом, в этом ты идешь далеко впереди здоровых людей. И в этом твоя особая жизненная ситуация также и для здоровых имеет смысл, что они, именно, от тебя могут учиться, что не безупречное здоровье является само по себе ценностью. Они могут учиться у тебя, что гораздо больше совместное переживание прекрасных моментов и совместное перенесение и преодоление трудностей и их жизни тоже дает более глубокий смысл.